ОБЫВАТЕЛИ


Любить место, в котором ты родился и живёшь, это чудесно. Каждый житель Кесвика по-своему, и всё же искренне и горячо влюблён в вересковые холмы, кусты черники у заброшенного театра и сахарные горные пики Скиддо. Несмотря на всеобщую тенденцию урбанизации, услышать в Кесвике пьяные речи или осознанные заявления, что-де хочется махнуть подальше, в Карлайл, Ливерпуль, Лондон, да хоть в Глазго на худой конец!, невозможно. Жители совершенно довольны неторопливым, медлительным и размеренным образом жизни, брезгливо морщатся и с опаской относятся к любым изменениям, всё ещё с удивлением поглядывают на телефонные аппараты и ежедневно, в пять тридцать, прерываются на чашечку чая.
Здесь царит атмосфера всеобщего дружелюбия. В Кесвике выживает не каждый по отдельности, а живут общиной, сообща и скомпоновано. Вместе собирают деньги на восстановление церкви, даже если принадлежат к другой конфессии, вместе расчищают площадь перед домом сбора общинного совета, вместе сочиняют приветственные слова перед началом фестивалей. В Рождество, почти все четыре тысячи высыпаются к ежевичной ограде, туда, где начинается таинственная роща Великого Леса, берутся за руки, водят хороводы, смотрят представления в вертепах, разливают горячий пунш из общего котла по фарфоровым кружкам и разделяют гигантский пудинг.

Ссорятся тоже все вместе. Любовные драмы, невзгоды, финансовые проблемы - всё это в Кесвике узнаётся и разносится по соседям быстро, начинаются пересуды и осуждения. И, тем не менее, к пострадавшему выстроится очередь из желающих помочь, а всю кухню заполнят дармовые пироги с яблоками и вишней. Больше денег тут ценят советы, добрые и не очень.

КЛУБЫ И ОБЩЕСТВА


В Кесвике не очень-то много развлечений, но еженедельно, по средам и субботам, в здании библиотеки собирается клуб садоводов, и разгораются нешуточные дебаты по поводу пользы высаживания щавеля по соседству с тюльпанами и мятой.
По вечерам пятницы библиотека закрыта для обычных посетителей - небольшой здание отдаётся на растерзание юным литераторам и фольклористам, обществу «Эркельдун», вечным студентам и мечтателям, всегда таким аккуратным, опрятным, учтивым и вежливым! Они - предмет гордости всех старушек городка. «Эркельдун» принимает в свои ряды исключительно мужчин. А вот по воскресеньям собрание поэтов приглашает всех желающих.
В цветочном магазине на Леонард-стрит плетённые кресла-качалки занимают рукодельницы и вязальщицы. Это место важнее почты, именно через седовласых и престарелых блюстительниц порядка перво-наперво проходят новости.
Школа Кесвика редко пустует: учителя всеми силами стараются занять как дошкольников, так и выпускников. Многие старшеклассники играют в младшей лиге регби-клуба.
На западе города, у всеобщей гордости, озера Деруэнт-Уотер, в неказистом сером домишке располагается клуб кемпинга и скалолазания. Улыбчивый мистер Дерек Бомейн, учитель истории, вечно стремится назад, к своим вершинам, пещерам и гротам, и с удовольствием водит туда всех желающих.
Культурная жизнь отщепенцев, не самых общительных и застенчивых ребят сосредоточена в заброшенном здании Озёрного театра. Здесь их клуб театралов-любителей переосмысливает сочинения Шекспира и Джорджа Бернарда Шоу, ставит мизансцены и читает Сомерсета Моэма. По вечерам многие из них остаются и на встречу кино-клуба - тогда достают проектор, вставляют плёнку, смотрят немые чёрно-белые фильмы, или изучают диа-слайды.

Создаётся такое впечатление, что в Кесвике царит если не идиллическая утопия, то благоговейный покой, и каждый здесь - желанный гость.
Но есть, конечно, и исключения.

СЕМЕЙСТВО ШЕРИДАН


Семейство Шеридан в Кесвике особо не жалуют и считают ведьмами. Достаточно посмотреть на готический особняк в викторианском стиле у самого берега Деруэнт-Уотера, неподалёку от болота - покосившийся, искривлённый, обросший корявыми деревьями и окружённый покосившимся забором; он внушает страх и ужас. Шериданы держатся особняком, странно одеваются и странно говорят, никого к себе не подпускают, да и самы в эпицентр городских событий попадать не спешат. Самые юные члены семьи продолжают ходить в школу, где прочие дети обходят их стороной, следуя наказам родителей. Шериданов не любят страшно, называют жестокими, грубыми и высокомерными, и всё-таки у ведьм и колдунов дома на окраине нехватки в клиентах нет.
Сюда приходят за разным. Амулет на удачу или порча, приворот или гарантия сдачи экзамена, наговор на прибыль или излечение болезней - просьбы самые разные. Но самое страшное не то - они никогда не берут за свои услуги деньги. С Шеридан расплачиваются долгами, обещаниями и преданностью.

ОБИТАТЕЛИ ГОР


Красочные, сказочные горы Скиддо привлекают не одних альпинистов и заезжих гостей. В расщелине между двумя пиками обосновались пэйви и странники, те, кого с пренебрежением называют цыганами. Они говорят на своих диалектах, шелте и кант, развешивают ленты и обереги по повозкам, презирают оседлую жизнь и охотятся в лесах. В городе они появляются часто, обменивают на продовольствие и предметы первой необходимости туши зверьков или самодельные сувениры. Они - отголосок прошлого, ноющая рана и чужие, но в Кесвике никто не пойдёт на них с кулаками. Не только из-за опасений - но и из уважения перед этим гордым, обособившимся народом.

СПИРИТУАЛИСТЫ И МЕДИУМЫ


Но не нужно ехать в дом на окраине или горы чтобы встретить недопонятых, непринятых и чудоковатых соседей. Достаточно пообщаться с мадам Уэлдон, проживающей на Хедс-роуд, или миссис Лейнитц, женою юриста, и их последователями, обожающими своё небольшое спиритическое сообщество. Они собираются в красивых и ухоженных гостиных, расставляют на столе корзинки с бисквитным печеньем, поправляют герундии, достают странные доски и выключают свет. И тогда всё их существо окутывает наваждение, а после они находят истину - в общении с усопшими, ушедшими и покинувшими их. Загадочные процессии третий вторник каждого месяца, подхватив свечи, безмолвно шествуют по кладбищу и исполняют последнюю волю призраков, в надежде освободить их души от земного гнёта.

КРУГ ДРУИДОВ


А порою и волки прячутся в шкурах овец.
Тот самый удивительный литературоведческий клуб фольклористов «Эркельдун» действительно состоит из одних мужчин - юноши в него входят редко - и собрания по пятницам проводит при задёрнутых шторах. В нём есть и холостяки, и женатые люди, и бездельники, и ответственные рабочие. Все они очень любят истории, только не пишут повседневные рассказы о традициях севера Англии, а наизусть заучивают и передают из уст в уста предания, заклинания и таинства учения друидов.
Они верят в бесконечность души, знают, какая руна какое дерево означает, сведущи в целительстве и приготовлении напитка забвения и хранят молчание, что же именно означают таинственные кромлехи в Кесвике. Их посещают неразборчивые, туманные видения, и всё же они умеют заглядывать за горизонт, а в священные ночи, обряженные в парадную одежду, они устраивают пляски в роще пропавших. Они знают, как говорить с духами и где таится Зелёный человек, а ещё знают, кто принесёт Кесвику настоящий мир.
Кром Кройх идол удивительный - его золотая статуя стояла на Маг-Слехте, которую приказал поставить Тигернмас, и в ноябре же погиб, проведя церемонию и отдав плоть свою. Второго такого бога нет. Он придёт на Кровавую луну.
«Молока и хлеба они просили у него в обмен на своих детей — как велик был их страх и как горестны их стенания!»

ХОЗЯЕВА ГОРОДА

Когда Кесвик укутывает в мягкое покрывало ночь, а духи резвятся и вступают в свои полные права, жителям Кесвика стоит оглядываться по сторонам - есть кое-кто опаснее фо-а у озёр и удушенной собственным женихом призрачной невестой.
Две враждующие банды. Им же принадлежит два самых крупных паба города, которые служат своеобразной базой.

«Стражи» [«Guardians»]
Многочисленная банда, основанная в крупнейшем городе Камбрии — Карлайле, и распространившаяся по всей местности. На данный момент самая влиятельная и богатая банда в этой местности. В Кесвике собираются в пабе «Last Guardian», преимущественно носят чёрное и синее, а уж наверняка узнать их можно по рыцарскому шлему, что всегда изображён на одежде «Стражей» или вытатуирован на теле. И действительно, они считают себя современными рыцарями. Как поговаривают люди, чтобы вступить в банду, новичкам приходиться бороться друг с другом, вот только поединок идёт не на жизнь, а на смерть. Они не убивают несправедливо, но и справедливость трактуют по-своему. Через «Стражей» проходят огромные деньги, которые капают с торговли наркотиками, с борделей и прочих заведений, а также от богачей, которым банда помогает отмывать деньги или предоставляет другие услуги — ведь у них есть рычаги давления даже на полицию. Неудивительно, что некоторые представители банды уже владеют целым состоянием и параллельно ведут честный бизнес, а новички исполняют любую грязную работу, лишь бы когда-нибудь достигнуть тех же высот.
В Кесвике Стражи занимаются в основном тем, что помогают беглым и скрывающимся от правоохранительных органов собратьям, а также отмывают деньги коррумпированных чиновников через покупку дешёвой недвижимости.

«Красные ящеры» [«Red Lizards»]
Более молодая банда, появившаяся на улицах Кесвика совсем недавно. Создавалась местными шотландцами, однако вскоре к ней присоединились и некоторые ирландцы и англичане. Собираются в пабе, который носит название банды, там же, в подвале, ведут переговоры и принимают решения сообща. Почти все — байкеры, носят чёрное и красное, а на их кожаных куртках изображён ящер. Не так влиятельны и богаты, как «Стражи», но что характерно для выходцев из бедных семей — очень сплочённые и жестокие. Наркотиками торгуют дешёвыми, намерены в будущем сместить конкурентов на данном рынке и расширить свой подпольный бизнес. Основной доход им приносит торговля оружием, переправляемым в Шотландию.
«Ящеры» обитают на севере города, часто бродят в лесах и не брезгуют мелким грабёжом. Поговаривают, что они связаны с местными ведьмами, что те поставляют им дурманящие зелья и прочие настойки. Также ходят слухи, что шотландская часть банды терпеть не может ирландцев и англичан, они борцы за свободу Шотландии и если за своих стоят горой, то местных не жалуют. Впрочем, никто не знает, что из слухов правда, ибо при разговоре рассказывать о себе «Красные ящеры» не поспешат.